21:29 

Милая, успокойся. Сейчас я размажу его по стенке и приду (c)
Название: Как заставить ненавидеть.
Глава: 11.
Автор: Dai Yami.
Бета: VIK-san.
Пейринг: в принципе, в этой главе нет пейринга, ну может немного Асума/Куренай.
Жанр: ангст, романтика (очень редко и очень мало).
Рейтинг: NC-17.
Предупреждение 1: ООС, АУ, мистика, deathfik, darkfik, много крови, насилие, жестокость, ненормативная лексика, элементы BDSM, гет (в некоторых главах).
Предупреждение 2: Итачи Учиха и Итати Утиха - два разных человека.
Дисклеймер: отказываюсь.
Саммари: У каждой мести есть свой оттенок, своя гамма цветов. И порой месть подразумевает под собой что-то большее... Но сколькими придется пожертвовать, чтоб ее завершить?..
Размер: макси.
Состояние: в процессе.
Размещение: с разрешения.
Дополнение: курсивом – воспоминания, или отклонения от текста.
От автора: глава писалась тяжело и долго. Автор не разбирается в документах и медицине, так что просьба не бить. Ну и, предпоследняя глава.

www.pay.diary.ru/~Fanfiki/p81895102.htm#more1 - первая.
www.diary.ru/~Fanfiki/p82111492.htm - вторая.
www.diary.ru/~Fanfiki/p82470034.htm#more2 - третья.
www.diary.ru/~Fanfiki/p82645187.htm#more2 - четвертая.
www.diary.ru/~Fanfiki/p83812876.htm#more1 - пятая.
www.diary.ru/~Fanfiki/p85627142.htm#more1 - шестая.
www.diary.ru/~Fanfiki/p88899023.htm#more1 - седьмая.
www.diary.ru/~Fanfiki/p94155836.htm#more1 - восьмая.
www.diary.ru/~Fanfiki/p97968770.htm#more1 - девятая.
www.diary.ru/~Fanfiki/p104792693.htm#more1 - десятая.

Он еще хотел отыграться. Мадара совсем зазнался. Правда, сломить его будет не легко. Но Орочимару постарается. Это нужно.
- Прежде чем уйти, я прошу выполнить свою просьбу.
- Что тебе надо, Змея? - Учиха даже не повернулся.
- Ошибаешься, - зашипел как-то отчаянно. - Уже не Змея.
- Пока ты не выйдешь из центрального входа, я буду называть тебя так, как хочу.
- Сволочь, - выплюнул. - А долги возвращать собираешься?
- Что тебе нужно? - Мадара даже удосужился скосить глаза в его сторону.
Орочимару боялся его. Он никогда бы не признался, но боялся он этого человека неимоверно.
"Сволочь, какая же он сволочь", - хотелось прокричать об этом всему миру. Чтоб не приближались даже на километр, чтоб презрительно разговаривали, чтоб больше не повторяли его ошибок.
Мадара знал, что он в выигрыше. Знал, и пользовался этим. Но в этих жёлтых глазах заплескалось что-то схожее с надеждой.
- Личные дела всех членов организации.
И Орочимару ухмыльнулся, когда заметил дрогнувшие руки, которые так некстати Мадара держал за спиной.
По этому чёрному стеклу глаз будто резанули молнией боли.
- Зачем тебе? - и голос хриплый.
- Мадара, тебе ли не знать, что в этом мире за всё надо платить?
Губы у Учихи дрожали, взгляд опустел окончательно.
- С данным вопросом к Хаюми Конан, - чёрные прядки закрывали лицо. Прятали засохшие слёзы.
Орочимару было, чем гордиться. Он дёрнул за неприметную нитку, которая была связана с Итачи.
После его смерти Мадара не посмел изменять данные об организации. В глазах щипало. Сильно-сильно. И в этом явно не виноват резкий одеколон Змеи. Он просто вдруг понял, насколько же сильно любил эти длинные тёмно-коричневые волосы и масляно-чёрные глаза.
***
Теперь он не сомневался. Незачем это было. Факт того, что тебя окружают трупы, вошёл в круг понимания довольно легко. А ещё он их не слышал. Видел только пожелтевшие открывающиеся челюсти, но слышал лишь стук удара челюсти о челюсть. Некоторые были не в таком плохом состоянии, их убили не больше месяца назад.
Ни скелетов, ни молодняков он не боялся, поистине его пугали изъеденные червями тела и пустые глазницы. Чаще всего у последних отсутствовали какие-то части тела. И они махали своими обрубками как шпагой, обсуждая что-то своё.
А ещё Саске понял, что стал забывать. Он с огромным трудом воспроизводил в памяти знакомые лица. Единственными, кого он помнил, были - Наруто, Сай и Нейджи. Всё, больше никого. Какие-то фрагменты, части, кусочки… Мелкое крошево стекла. Даже родителей он уже почти не помнил. В этом сборище мертвецов оставались живыми только двое - он и Шино.
Шино носил солнцезащитные очки и кофту с большим капюшоном, а если его спрашивали на уроках, то говорил как-то… неправильно. Саске ничего не знал об этом странном парне, тот всегда был молчалив и общался разве что с Кибой, с которым Учиха не ладил вообще. И иногда можно было заметить, что он разговаривает с насекомыми. В принципе никто не считал это придурковатостью, в семье Шино все были энтомологи. Да и вообще, клан Абураме уважался во всей стране. Никому не хотелось иметь неприятностей.
Но дело было не в этом. Саске вдруг понял, что ему больше не хочется никого спасать, куда-то бежать, за кем-то гнаться... Всё это казалось бессмысленным и никому не нужным.

В почтовый ящик он не заглядывал со смерти родителей. Зачем? Кроме соболезнующих писем, различных предложений, прошений и газет там больше ничего не было. Да и потребность какая-то пропала. Если кому-то надо от него что-то, могут и позвонить.
Что его заставило после стольких лет заглянуть в этот пресловутый ящик, он не знает и сам. Просто вдруг решил. Выгреб оттуда все письма, открытки, газеты, выбросил около 97% в мусор, а остальное оставил для более досконального изучения. В принципе, ценность имело только одно письмо.
"Здравствуй, Саске. Я знаю, это письмо ты получишь после моей смерти. Настоящей смерти.
Тебе, наверное, пришлось многое пережить. И за это я прошу у тебя прощения. Это не ты, а я глупый. Хотя… Нет, я не буду себя оправдывать. Меня стоило убить в младенчестве, тогда бы тебе не пришлось переживать весь этот ужас.
Я соврал, когда сказал, что ушёл из организации. Я остался. Но, естественно, об этом никто не знал.
После смерти родителей я решил расследовать это сам. Но, увы, даже для меня это осталось загадкой. Как я ни старался, всё уходило, пряталось, убегало... К сожалению, я так и не смог найти убийцу.
Для нашей безопасности я имитировал свою смерть, чтобы, если что, ты остался вне подозрений. И кто бы мог знать, что под удар я тебя подставлю, только вот удар пойдёт от лица организации "Красная луна". Я их предал, потому что не смог тебя убить. Но лучше бы убил…
Они ведь пришли мстить тебе, я прав? Мне стоило как-нибудь их остановить, но не успел… Я уже говорил, что письмо ты получишь после моей смерти. Я умру завтра. Может они меня убьют, может, попаду под машину, не знаю, но точно умру.
Не стоит с ними связываться, Саске. Они опытнее, сильнее. Тебе не хватит сил им противостоять. Беги из страны. Уезжай как можно дальше! Лет десять скрывайся от всех, потом осторожно - главное осторожно! - вылезай на поверхность. Поселись в каком-нибудь домике в горах, женись на деревенской девушке и живи спокойно. Только прошу тебя, Саске, не медли!
В своём видении мне удалось узнать, что ты встретишься с Орочимару. Это неминуемо, так что о нём я тебе расскажу.
Этот человек всё отдал за бессмертие. Уж не знаю для чего, но эта идея была для него маниакальной. Сотни экспериментов, жертв! И всё напрасно. Он остановился только тогда, когда погиб его сын. Мальчику было всего восемь лет. В момент, когда ему почти удалось достичь нужной концентрации, жертв не осталось. И он решился испробовать препарат на своём сыне. Эксперимент провалился, а мальчик умер от внутреннего кровоизлияния. Через некоторое время погибла и дочь. Несчастный случай… Она навернулась с лестницы, насмерть. Тебе, наверное, интересно, откуда у этого человека вообще дети? Но, ты не думай, несмотря ни на что, время проводить с девушками он любил. Правда, чаще всего они становились его жертвами, но одной, так, скажем, удалось выжить. Оказалось, что она беременна и у неё будет двойня. Орочимару её пощадил, но мать сразу после родов умерла от рака лёгких.
Мне бы хотелось рассказать тебе ещё так много, но скоро придёт он, и мне стоит поскорее закончить.
И на случай, если ты все же будешь с ними бороться, я посылаю тебе фотографию лидера организации. Сумей найти их слабое место, Саске. И, пожалуйста, найди Учиху Мадару - он ключ ко всему. И, прости меня, Саске.
Учиха Итачи, твой глупый старший брат"

Бежать было поздно.
И, тем не менее, очень сильно хотелось залечь на дно.
***
Пейн и сам не знал, зачем согласился. Психолог был из него явно хреновый, но у Мадары были… глаза, до краёв наполненные болью.
- Сегодня мы будем говорить об Итачи, - Мадара сидел натянуто, напряжённо. - Если хочешь, задавай вопросы.
Разговор личный, и только ему Учиха доверился.
- Какие вас связывали отношения? - вопрос вырвался раньше, чем его можно было задержать.
- Да всё просто. Я его любил, а ему "хотелось". Понимаешь? - Мадара поднял голову, впился в лицо собеседника. - Просто хотелось - и всё! Он даже ни разу меня не просил! - мужчина снова опустил голову.
- Может, он боялся?
Мадара усмехнулся:
- Итачи боялся? Нет, тут что-то другое. И если это чёртова гордость или порядки клана, то… Блин, они все уже мертвы.
Теперь Учиха смотрел сухо, без проблеска эмоций. Ждал последнего вопроса.
- Но тогда… Почему ты хотел его убить?
Лицо Мадары осунулось, руки сжались в кулаки.
- Я не хотел его убивать. Просто вдруг поверил в сказку, - он закусил губу, возвёл глаза к потолку. Надеялся, что сможет уйти от ответа.
Но Пейн прожигал его шею и ключицы и тянул:
- И?
Почему-то стало страшно. Страшно выворачивать душу наизнанку. Душу, которой нет.
- Каждый из нас мечтает о счастье. Это был "гениальный" план! Да вот только не всё я просчитал, - Мадара склонил голову набок и пару раз сморгнул. - Я ведь правда думал, что после того, как я вынесу указ об убийстве его брата, он придёт ко мне и попросит о помощи. И тогда бы мы уехали отсюда все вместе: Итачи, я и Саске... Но Итачи решил по-другому, а потом этот взрыв…
Стало тихо. Тяжёлое дыхание забивалось в углы.
В редких солнечных лучах плясали пылинки.
- А я вот одного не могу понять, - Нагато ногтём соскабливал краску со стены. - Почему я его совсем не помню? Только ради него я стал искать фотографию организации, но…
- Итачи был человеком.
Пейн резко поднял голову:
- Что?
- Ты заметил, что в нашей организации все либо с личными проблемами, либо, психи? - Мадара говорил ровным, серьёзным голосом. - Единственный, кто был человеком - это Итачи. Ему не было места среди нас. Так что я даже рад, что вместо него у тебя получился этот… Итати, - в голосе слышалась явная брезгливость.
- А на его месте, - Нагато боялся это говорить, - ты не мог приставить Итачи?
- Пейн, - Учиха сузил глаза, - что тебя по голове ударило? Это фальшивка, жалкая марионетка, пародия. Учиха - это всегда благородство, а это... Забудь, Пейн, мы все марионетки. Но если раньше мы были марионетками в руках Бога, то теперь я даже не знаю, кого проклинать.
Мадара поднялся и вышел. Он рассказал тайны своей души. А Пейн ничего не дал взамен.
***
Где-то за стеной играли на фортепьяно, солнце било в глаза, но вставать и зашторивать окно не хотелось. Хотелось сидеть в этом мягком кресле и нежиться под солнечными лучами. Сегодня было на удивление тепло, и впервые за долгое время она могла позволить себе расслабиться. Из кухни шёл приятный аромат готовящейся еды, что дало понять, что скоро всё будет готово. Женщина размяла плечи и взяла со столика журнал. Всё же иногда она завидовала самой себе. Ей несказанно повезло: муж был редким умничкой, работа шла легко и в радость, с жильем все сложилось хорошо и уже через два месяца на свет появится малыш…
- Куренай, ужин готов! - в проходе показался Асума в фартуке, что вызвало невольную улыбку женщины, и с ложкой в руке.
Куренай отложила журнал и, опираясь на подлокотники, поднялась.
- Уже иду, дорогой, - на губах играла лёгкая улыбка.
Асума подошел к жене и, взяв её за руку, повел на кухню. Казалось, даже в воздухе витало ощущение счастья.
***
Архивы, архивы… Огромные стеллажи до потолков. Тысячи людей на бумаге. От некоторых только что и осталось - несколько листов печатного текста.
Закрытое помещение. Вход по пропускам с проверкой отпечатков пальцев. Посторонних здесь не ждут. И, порой, по спине бежали мурашки от этих серых, каменных стен. Воздух пах смертью.
- Господин Орочимару, что вас конкретно интересует? - Конан была раздражена, между бровей залегла складка.
- Я уже говорил. Личные дела всех членов организации.
Пыльные папки хранили в себе прошлое…
Конан двигалась быстро между громоздких стеллажей, изредка останавливалась и поднималась по лестнице, чтобы взять нужное. Через пятнадцать минут на руки Орочимару перекочевала стопка помеченных особой печатью папок.
- Идите. Мадара уже не тот…
И Орочимару совершенно неожиданно для себя понял, что не хочет знать, что имела в виду эта женщина.

У него дома всегда было сыро. Стены напоминали скользких липких змей, которые постоянно за ним следят. В подвал он спускаться не хотел и подавно. Там на пол падали холодные капли и вдоль стен висели поржавевшие, тяжёлые цепи.
Единственным сухим помещением был его кабинет, куда он направлялся сразу же, переступив порог. Когда закрывалась дверь, он ещё долго не мог отдышаться. Казалось, здесь просыпались все его кошмары. Часы были разбиты давно, потому что от них он медленно сходил с ума. Только жёсткий диван, стол, стул и маленький шкаф для одежды. Чем-то комната напоминала камеру. Камеру-одиночку для особо опасных преступников.
Орочимару стянул плащ и разместился на диване. Пакет с папками покоился у него в ногах. Мысленно досчитав до десяти - или до ста? - он поднял пакет и пристроил рядом с собой. Рука неуверенно взяла за краешек верхнюю папку и выудила её на поверхность. Вверху значилось "Дело 300186205". Чьё прошлое она хранит в себе? Орочимару не без труда открыл папку и снял плёнку с первого пожелтевшего листа.

Имя: Акасуна Сасори.
Адрес:231-8588, Канагава, Ямато, 1-17-5-41 .
Телефон: 045-303-8752.
Дата рождения: 8 ноября 1969 года.
Возраст: 36 лет.
Гражданство: Япония.
Семейное положение: не женат.
Личная информация: До пяти лет жил в префектуре Окинава. После смерти родителей с бабушкой отправился жить в деревню Фунахаси, и там проживал до достижения совершеннолетия, после чего уехал в пригород Токио. Первое время зарабатывал на жизнь производством деревянных кукол, которых продавал коллекционерам или детям из богатых семей. Скопив приличный капитал, купил себе мастерскую. Помимо кукол занялся изготовлением протезов. Часть денег шли на благотворительность для детей-сирот.
В 1995 году 16 мая был официально открыт кукольный театр имени Акасуны Сасори.
Ему удавалось так совмещать новые технологии и свои марионетки, что все, дети и взрослые, не могли оторвать глаз до конца представления. После выступления детям дарили миниатюрные копии главных героев.
Бизнес Сасори продвигался успешно, слава росла. И, конечно, у такого человека было множество конкурентов. Все конфликты смягчались, а то и вовсе забывались.
Говорили, что даже когда Сасори чуть не сорвали представление, он не стал обращаться в полицию и быстро простил виновников. Сасори был очень добрым человеком и им многие пользовались. Но больше им был нужен не сам Акасуна, а его деньги.
В ночь 3 марта 1997 года в 3:00 по местному времени в театре Сасори произошел взрыв. Сам хозяин находился внутри здания. Из-за взрыва лопнули стекла, и Сасори получил множество многоосколочных ранений на руках. Так же с потолка сорвалась балка, которая придавила ноги ниже колена.
Данные ранения были не совместимы с жизнью, но врачи боролись изо всех сил. Делали ставку на время: всё-таки подъехали сразу после падения балки, и крови Акасуна потерял не так много. В кратчайшие сроки главным хирургом было решено заменить пострадавшие части тела частями марионеток, но для данной операции нужно было специальное оборудование и опытные врачи.
Все сбережения Сасори пропали, пожертвований добровольцев катастрофически не хватало. Можно сказать, Сасори держался только за счет крови доноров. Но буквально за полчаса до приблизительной смерти в госпиталь приехал неизвестный и привез с собой оборудование. Он сказал, что сейчас же готов начать операцию и попросил подготовить операционную. Из-за маски, которую он отказывался снимать, не удалось разглядеть даже лицо внезапного спасителя. Так же он оплатил весь дальнейший курс лечения. После успешного завершения операции и лечения Сасори ушел. Не из больницы, а совсем. Не было больше "Мастера марионеток" и его представлений.
Кто-то поговаривал, что он ушёл в "Красную луну", но данный факт так и не подтвердился. А через несколько лет про Сасори все забыли.


Орочимару захлопнул папку. Он отчетливо ощущал, что ненавидит Мадару ещё больше. Но в тоже время страх зашибуршился, заскребся, и с ликующим смехом сковал всё внутри.
Они собирали людей по частям. Не оставляли им выбора. Либо умереть, либо жить. И люди (хотя можно ли их сейчас так назвать?) чаще всего выбирали жизнь. И только потом, ощущая себя в липком, полупространственном состоянии, понимали: лучше смерть. Но их руки были скованны, их души и сердца хранились в железных коробках.
Пути назад не было.
Да и вперёд тоже. Когда-то самому Орочимару предложили альтернативу: либо его вытаскивают, либо оставляют гнить. И он выбрал… ту самую гниль.
В пакете было ещё много папок. Ещё много сгнивших жизней, когда-то заключивших договор с солидной организацией "Красная луна".
Мужчина взял еще одну папку и открыл наугад.
Это было хуже наркотика - он вдруг это понял.

Имя: Хидан.
Адрес: неизвестен.
Телефон: неизвестен.
Дата рождения: 2 апреля 1987 года.
Возраст: 22 года.
Гражданство: невыяснено.
Семейное положение: не женат.
Личная информация: с самого рождения жил при храме, где…


Папка беспощадно захлопнулась. Только про религиозных фанатиков ему читать не хватало....
Следующая папка была потертой, иссушенной: её даже не хотелось открывать. Но затертое пятно-символ в виде волка заставило Орочимару передумать. Ради этого он пожертвовал тем самым должком, который по идее стоило использовать более выгодно.
Но выбор уже сделан, и картонный переплёт отброшен в сторону.

Имя: Учиха Мадара.
Адрес: 400-8501, Яманаси, Казунума, Тюбу, 4-12-73.
Телефон: 055-241-1374.
Дата рождения: 24 декабря 1938 года.
Возраст: 72 года.
Гражданство: Япония.
Семейное положение: женат, двое детей.
Личная информация: Родился и провел детство в родовом поместье. Никаких отклонений, задержек развития не наблюдалось. Родители очень любили мальчика, но не баловали. После рождения Учихи Изуны, младшего брата Мадары, родители опасались, что мальчик начнет ревновать и замкнётся, но ничего такого не произошло. Ничего не угрожало жизни мальчика: конкурентов у клана не было. По всем меркам мстить клану никто не собирался.
Но 19 апреля 1947 года Мадара был похищен. Родители задействовали все свои связи на его поиски. Полиция облазила каждый уголок Японии, но результатов не было никаких.
И только спустя три года Мадара пришел домой сам. Мальчик выглядел болезненно: лицо осунулось и было бледным, под глазами залегли глубокие тени, а на изгибе локтя обеих рук были огромные синяки, не считая еще мелких шрамов, которые усеивали всё тело. Началась бесконечная череда больниц, обследований, врачей. Было выяснено, что Мадаре кололи неизвестного состава и применения препараты. Врачи пришли к выводу, что на нём проводили эксперименты. С тех пор мальчик очень изменился.
Он стал срываться ни с того ни с сего, при себе начал носить холодное оружие, перестал общаться с друзьями, часто огрызался. Никакие лекарства и специальные лечения не помогали. Единственное, чего добились врачи, это научить Мадару внятно говорить. О своих похитителях мальчик ничего не мог рассказать. Гипноз и детектор лжи тоже не принесли успеха.
В норму он пришел только к семнадцати годам. После стал много времени проводить с отцом, интересовался его работой, даже пытался работать сам. В девятнадцать лет стал телохранителем отца, так как участились случаи нападений и взломов. На одном из заданий был ранен.
4 ноября 1959 года был убит Учиха Изуна, и Мадара после недолгого расследования уехал из страны. Дальнейшая судьба неизвестна. Достоверно только, что спустя двадцать семь лет, когда Мадара вернулся в Японию, он создал организацию "Красная луна". Об организации ничего неизвестно.


В первое мгновение Орочимару даже хмыкнул: да всё они знали о "Красной луне", просто дуло к виску, и все молчат.
Но вслед за этим пришла другая, более важная мысль: а ведь Мадара совсем не такой, каким кажется.
Теперь точно стало страшно. И холодно. Недавний ублюдок превратился в такую же несчастную жертву, как все.
Дальше смотреть папки совсем не хотелось. Но они тянули всем своим существованием.
Неудержимо трясущимися руками Орочимару листал папки одну за другой. Внезапно взгляд зацепился за папку с железным замком. Замок был открыт, но явно был в рабочем состоянии. На самом первом листе большими буквами значилось "Зецу".
***
По стеклу скользил мотылёк. Маленький, серый, неприметный мотылёк. Он вёл неравную борьбу с Жизнью и Смертью. В этом мире ему позволено жить всего лишь день... Один день, - и никакой пощады.
Он скользил по стене за лучиком света. Таким же маленьким и прозрачным. Свет манил так сильно, что невозможно было сопротивляться. Но он был холодным. Холодным, как лёд.
И посыпались песчинками, оставшиеся секунды жизни. И замерли навеки серые крылья. А хрупкое тело упало на бетон.
И Саске понимал, что сейчас он - мотылёк, а вовсе не убийственный свет горящей лампочки.


Саске обнаружил себя спящим на лавочке. К счастью, лавочку он знал, а вот как тут очутился - нет. И рядом был Шино. И это тоже было странно. Вроде он себя контролировал, а может - и нет. Может, им всё это время манипулировали, как игрушкой, направляли. И он покорно исполнял эти приказы, связывая их со своими целями.
- Шино, тебя убьют, - Саске было всё равно, зачем он это говорит.
- Не понял тебя я. Такая это игра? - Абураме смотрел на профиль Саске сквозь чёрные стёкла очков.
- Не знаю... Для кого-то может и игра… - Учиха встал и побрёл через парк. По крайней мере, он не соврал.
- Себя береги ты, - это было выкрикнуто, когда Саске подходил к концу дорожки.
И он вернулся. Просто так.
Они молчали долго. Дольше, чем следует. Но пауза не была затянувшейся, она была тягучей. Как мёд.
Шино упорно пытался посадить какого-то жука на руку Саске, но тот постоянно летел обратно. Даже насекомые старались держаться от него подальше. Но когда Учиха почувствовал, что на его пальцы села бабочка, он понял - пора.
- Шино, ты вроде с Куренай-сенсей занимаешься дополнительно? - Абураме кивнул. - А Куренай жена Асумы. Скажи ему, чтоб был начеку и чтобы достал из ящика свои лезвия.
На этот раз ушёл Шино. Но не тяжело, как Саске, а потому что медлить нельзя.
Асума сильный - это Саске знал ещё с тренировок Наруто - и что-нибудь сможет сделать.
Больше помощи ждать было не от кого - Таюю сегодня утром сбила машина. И это был не несчастный случай: Саске знал наверняка.
***
- Ему бежать больше некуда, круг сомкнулся. Еще немного и мы зажмём его в тиски.
Атмосфера была грузной, накалённой.
Никогда еще Мадара не говорил так с подчиненными. Резко, урывками, периодически останавливаясь и переключаясь на другую тему. Как будто разговаривал сам с собой.
- Надеюсь, вы помните "Салют"? - все синхронно кивнули, хотя со времен открытия организации такой операции не было. – Салют... Красиво тогда было. И мама была такая нарядная, - все со вздохом приняли очередное изменение. Но всё-таки улыбка у лидера была чересчур. - А когда мы с Изуной играли в мяч, то она…
- Мадара, хватит! - Пейн ударил. Со всего размаха. - У нас тут собрание, а не вечер воспоминаний!
Мадара не повернул голову обратно.
- Пейн, а ты знаешь, что Изуну убили? Ты знаешь, что у меня его глаза? И после этого ты... - Мадара прервал сам себя. - Альбинос, Скорпион, только быстрее. Я начинаю сходить с ума.
Мадара ушёл. И после того, как он скрылся за поворотом, ушли все остальные. Роли были распределены. А Пейн так и стоял, и до рези в глазах смотрел на участок стены, куда недавно смотрел Мадара.
Там, на стене, висела фотография организации. Старая, с живым Итачи и ныне ушедшим Орочимару. И Пейн думал, что теперь он понимает их лидера чуточку лучше.

Мадаре казалось, что он умрёт. Прямо сейчас. Он шёл, натыкаясь на все углы и выступы. И не сразу понял, когда упёрся в стену, что дошёл до конца коридора. Дыхание было обрывочным, всё тело пронзала лихорадочная дрожь, а перед глазами всё расплывалось. Руками нащупав ручку двери, Мадара с силой дёрнул её на себя, отворяя непосредственно саму дверь. Со странно заплетающимися ногами Учиха добрёл до кровати и плюхнулся прямо на одеяло, не потрудившись хотя бы раздеться. Его несуществующая душа ныла не хуже настоящей, и он без сил уткнулся носом в холодную подушку. Мадара не помнил, когда в последний раз плакал, да и плакал ли вообще. И поэтому ему очень хотелось верить, что влага на наволочке не больше, чем простая вода, случайно разлитая неосторожным движением рук.
***
Имя: Зецу.
Адрес: 142-9221, Нагано, Тино, Адзумино, 2-3-6-46.
Телефон: 035-182-3968.
Дата рождения: 3 марта 1972 года.
Возраст: 33 года.
Гражданство: Япония.
Семейное положение: женат, дочь.
Личная информация: программа, созданная неизвестным изобретателем. Она заменяет мозг и сердце. У такой программы обязательно должен быть хозяин, и программа будет такой, какой ее запрограммируют. Изобретатель направил свое творение на добрую сторону, привил все способности человека, чувства. Когда Зецу привык к своему телу и постиг все то, чему его учили, он встретил девушку. И хоть тогда Зецу не мог целиком и полностью оценить ситуации, что-то внутри него щелкнуло, как будто дало знак. Она ему улыбалась при встрече и опускала глаза на уточняющие вопросы. Говорила: "Беспокоюсь", и Зецу не знал, куда себя деть. Это было похоже на чудо, на сказку, на волшебство. Это было по-новому, этому не учил создатель. Это была любовь: машины и человека.
Спустя несколько лет они поженились. Создали свое маленькое семейное гнездышко. Из них вышла красивая, счастливая пара. Зецу занимался фотографией и любил путешествовать, его жена работала менеджером в бедной фирме, но они не жаловались на жизнь. Вместе они были готовы преодолеть любые трудности. Рождение дочери закрепило их отношения окончательно.
Так они и жили. Зецу, его жена и их девочка. Красивая, белокурая девчушка. Жили, пока не пришел он.
Мадара мечтал об этой программе давно. Она могла намного облегчить его труд. И он был готов пойти на всё, ради её получения.
Программе нужен хозяин. И она не может противиться его командам. Мадара был злым хозяином, и Зецу своими руками убил любимых жену и дочь. И теперь ему было всё равно, кто он и зачем существует.

Двуликость. Во всем, абсолютно во всем, была двуликость. Орочимару грыз зубами запястье, он никак не мог понять, кто же Мадара на самом деле. Нет, определенно, долг стоило использовать более мудро. А на коленях лежала еще одна папка. Последняя.

Имя: Тцукури Дейдара.
Адрес: 950-8570, Ниигата, Дзёэцу, Ниигата, 5-12-6.
Телефон: 025-285-1922.
Дата рождения: 5 мая 1990 года.
Возраст: 19 лет.
Гражданство: Япония.
Семейное положение: неженат.
Личная информация: С самого рождения мальчика тянуло к совсем не детским игрушкам. Родители лишь удивлялись такому влечению мальчика. Его тянуло к фейерверкам. К этим красивым взрывам, которые расплескивались фонтаном по всему небу, тянулись разноцветными всполохами, искрами, блестками. В пять лет Дейдара задался вопросом: "А как же создают фейерверки? Не те, которые продают в магазинах, а другие - которые формируются в фигуру или животное." Он видел такой недавно на празднике. Говорят, над ним трудились целый год многие мастера. Рыжий фонтан взвил в небо и обрушился на людей огромной птицей. Это окончательно укрепило желание Дейдары стать "мастером взрывов", а птица стала логотипом.
Родители не могли нарадоваться на сына, весь день читающего книжки, взятые из библиотеки. Странно, что особо никто не интересовался, что за книжки читает мальчик. Это были книги о фейерверках: об их создании, первых изобретениях, как со временем смогли подчинить себе этот неукротимый огонь, направляя его куда надо. Но ни в одной из них не было того, чего хотел Дейдара. Он хотел понять саму суть и что самое главное, - каким образом огонь научились контролировать? В голову лезли мысли о трубках, давлении, химических веществах.
Но не станешь же пихать в фейерверк всё, что попало, пытаясь добиться нужного? Нет, тут нужно понять систему. Обычные фейерверки, хоть маленькие и безопасные, он научился делать быстро, потому что ему помогал дедушка, который показал ему систему. Но дальше дедушка не ушел. Его это не интересовало, а Дейдара так и жаждал раскрыть секрет.
Минус был в том, что вряд ли семилетнему мальчику разрешат пойти в главную лабораторию, да еще и разговаривать с учеными. Максимум, что ему могли сказать: "Мальчик, иди домой спать". Нужно было время, очень много времени.
К пятнадцати годам Дейдара уже делал настоящие фейерверки. Те, которые можно запускать в небо и они будут разлетаться зеленным, красным и желтым. И теперь у Дейдары появился хотя бы мизерный шанс поговорить с людьми, создавшими "чудо", так про себя Дейдара окрестил тот памятный фейерверк. Только вот шанс не оправдал себя. Уже ближе к шестнадцатилетию Дейдара накопил нужное количество денег, и родители разрешили ему уехать. Это был самый лучший день в его жизни. С небольшим чемоданом, в котором было больше фейерверков и различных аппаратов, чем вещей, он отправился покорять Токио. Большой город завораживал не хуже фейерверков. Повсюду виднелись громадные вывески, возвышались небоскребы. Трудно было поверить, что это та же самая Япония. Дейдара привык к природе, к маленьким домикам, к тишине, а тут… Множество машин, людей, магазинов. Кажется. Даже перед глазами закружилось.
Ближе к вечеру Дейдара успешно дошел до лаборатории. Вот она, его мечта, совсем близко. Но на входе, даже не дав что-либо сказать, Дейдару развернули на выход со словами "Посторонним вход воспрещен" и хлопнули дверью. Это было обидно.
И тогда Дейдара решил ждать. В конце концов, когда-нибудь кто-нибудь отсюда да выйдет или придёт. Он расположился прямо на траве недалеко от центрального входа. И его заметил. Доктор всевозможных наук господин Орочимару-сама. Он внимательно выслушал мальчика, посмотрел на его успехи и… провел внутрь здания. Он отвел мальчика прямо к огромной двери: " Тут сбудутся твои мечты. Лаборатория по изготовке фейерверков!". И Дейдара впервые поверил в настоящее чудо.
Через несколько лет Дейдара действительно стал мастером. Его уважали, им восхищались. А систему некоторых его фейерверков не могли понять даже специалисты. Это было как в сказке. Но каждая сказка имеет свойство заканчиваться. Ему не стоило пытаться добиться невозможного.
Это был грандиозный проект. Он готовился заранее, специально к празднику. Дейдара знал, что любая мелочь здесь может помешать и тогда ничего не получится. И всё вроде шло нормально, пока Дейдара не решил усилить эффект. Он хотел создать полную иллюзию трехмерности. Это должен быть непросто Тигр, а рычащий, с выгнутой спиной тигр. Он хотел сделать фейерверк как можно более реалистичным. Как будто тигр решил прогуляться по небу - вот как. Времени оставалось мало, какой-то месяц. Но Дейдара успел закончить вовремя. Почти. Он не успел проверить своё изобретение, как это обычно делалось. Решил довериться судьбе и удаче.
Но в этот раз удача его подвела. Тигр действительно появился и даже открыл пасть, но потом он стремительно начал падать на зрителей. Благодаря большой высоте раненых было немного, но Дейдару ждала прямая дорога в тюрьму.
Его выкупили. Он сам не знал кто это, и даже когда подписывал контракт, не поинтересовался. Ему больше нечего было здесь делать, мечта всей его жизни окрасилась в ожоги маленьких детей, чьи лица были вытянуты от удивления, а глаза горели от восторга.

***
Не торопясь, оглядываясь по сторонам, Шино шёл привычным путём к дому Куренай. Родители настояли, чтобы сын занимался японским. Абураме особо никогда этого не понимал: зачем заниматься дополнительно, если и сам хорошо знаешь. Он подозревал, что это из-за его манеры говорить, но Куренай-сенсей всё равно не могла ничего с этим сделать.
Вдоль дорожки посадили розовые кусты, - Шино только сейчас заметил - они приятно пахли и радовали глаз. Сегодня небо было синее-синее, как озеро, и такое же глубокое. Оно как будто забрало большую часть этого мира, вместе со звуками, запахами, людьми. И только приятный аромат цветов окутывал голову, а впереди была дорога, бесконечно длинная, с туманной дымкою в конце.
Это было похоже на другой мир. Мир, в котором не было разделения на добро и зло и в котором обитало множество самых разных насекомых... Из прострации Шино вывел гудок. За время своих раздумий он успел дойти до дороги. Волшебная иллюзия рассеялась, и на месте неё были пыльная дорога, машины, дома и суетящиеся люди. Обычная картина для больших городов. Абураме вздохнул и направился к знакомой красной многоэтажке.
Сегодня у Куренай было красивое бежевое платье. Она передвигалась немного неуклюже, да и живот выпирал, но что-то в ней притягивало взгляд и заставляло думать, что такая женщина красива. Она как обычно налила чай и поставила вазочку с печеньем. Отказываться было бесполезно, это Шино уже проходил. И только после поставленной в раковину кружки они шли заниматься.
- А Асума-сенсей где? - Абураме с самого прихода интересовал этот вопрос, ведь пришёл он, по сути, только из-за этого.
- Он пошёл в магазин. Уже скоро должен придти. У тебя к нему что-нибудь есть?
- Важное очень, - Шино поправил очки.
Куренай лишь улыбнулась. Ох уж эти мужчины!
И совсем не значит, что она не заметила напряжения, которое пришло вместе с Шино, нахмуренные брови и чуть подрагивающие руки. Урок начался.
Асума действительно пришёл через пятнадцать минут после короткого разговора.
- Представляешь, Куренай? Все как будто сговорились! Ладно, троих бабушек я списал на увеличение прогулок у пенсионеров, собирающихся переходить дорогу, плачущего мальчишку - на то, что я учитель, но как прикажете понимать водителей, которые спрашивали у меня как проехать туда-то и туда-то?! И ведь спрашивали только у меня одного! Целых шесть раз!
- Успокойся, дорогой. У тебя располагающая внешность, и на твоем месте я бы радовалась: столько совпадений в один день! Можешь написать в газету, - Куренай смотрела, прищурив глаза, и Асума все же улыбнулся.
- Асума-сенсей, - Шино еще раз поправил очки - разговор серьезный.
- Что такое, Абураме? - он улыбался одними краешками губ, но это уже давало бодрости и смелости.
- Саске передать вам кое-что просил.
Асума скрестил руки на груди: Саске... В последнее время он сам не свой, постоянно оглядывается и всех шугается, да и что это за прекращение отношений с Наруто? Не то чтобы Асума пропагандировал гомосексуализм, но Наруто и Саске были какими-то... другими. И ты рядом с ними действительно понимал: так надо.
- Ну и?..
- Доставайте лезвия, Асума-сенсей.
Сарутоби побледнел. Что же такое могло произойти, что нужно доставать оружие? Что такого знает Саске, чего не знают они? И хоть вопросы заглушили голову, Асума чисто интуитивно пошел в комнату, открыл ящик и достал их, лезвия, подаренные отцом.
- Но для чего?..
Ответ пришел с выбитой дверью и летящей косой прямо на них.
***
Эти существа вспарывали его грудную клетку и смотрели прямо на сердце. Некоторые наклонялись слишком сильно, и их слюна попадала на органы.
Они ждали приказа. Ждали, готовясь приступить к трапезе. А главная тень была красива... Она легко растолкала всех и легко поцеловала Саске в лоб. "Спи, мой мальчик, спи",- голос был как у матери, когда она была еще жива, и укладывала Саске спать. От этого голоса хотелось улыбаться. И Саске улыбался и тянул кровавые руки к этому красивому лицу. "Мама". Его бережно завернули в белую простыню и закрыли веки. Было тепло и хорошо. И последующие за этим чавканья не казались такими страшными. В конце концов, им же тоже нужно есть. А Саске так устал, что готов был стать трапезой для этих жутких существ.
Ела его и мама. Вылизывая языком сердце, откусывая по маленькому кусочку. Теперь осталось недолго. Он подождет. Где-то далеко играла колыбельная, и хотелось спать. Но он терпел, ведь осталось недолго. Совсем чуть-чуть.


Они все стояли и смотрели. Смотрели, как из шеи течет кровь. И таким диким был этот взгляд, что хотелось подставить дуло к виску и умереть. Но за этой дикостью пряталось другое. То, чего Пейн боялся больше всего: они все хотели, чтобы это лезвие прошло заодно и по их шеям. А Мадара смотрел так, будто сейчас сам перережет себе глотку. И Пейн впервые в полной мере осознал, какую ошибку он совершил.
Саске тоже смотрел. Только на Асуму, Куренай и Шино. Но больше всего ему было стыдно перед ребёнком, который так и не родился... И почему этот пепельноволосый, который не так давно хотел ему помочь, проткнул себе живот и заодно - Куренай?.. Потому что он, Саске, слишком слаб. Асума не растерялся, а он - да. И, возможно, Асума защитил бы их всех, если бы этот второй не оказался бессмертным.
И Учиха, наконец, видел того, про кого ему говорил Итачи. Вон он стоит, совсем близко. Но Саске связали крепко. Зато рот был свободен, это был его шанс.
- А Итачи вас любил, - Саске было тяжело это говорить. В какой-то мере он чувствовал вину. - Он никому, даже папе с мамой, не позволял себя обнимать. Я был исключением. Да и вы тоже......
- Заткнись, - он шипел устало и тихо, но очень холодно. - Не было никакой любви. Подростковый период был, хотение было, а любви не было! - он уже проиграл. Давно.
- Какой же вы эгоист.....
Они ушли так же внезапно, как и пришли. А Саске всё лежал и лежал на холодном полу связанный веревками. Ему сейчас тоже хотелось умереть. И надежда стерлась безжалостной рукой: ключ-то есть, да вот замок давно уничтожен. А ключ без замка - абсолютно бесполезная вещь.

@темы: Яой, Фанфикшн, Наруто, NC-17

   

SEED FanFiction

главная