15:16 

"Бесконечность" Пролог + 1 глава «Начало игры. Белый шаг.»

Haru.Oro
И все же нет никакого рая... На краю земли вообще ничего нет...
Название: Бесконечность
Автор: Лисенок ака Хару
Бета:Ellfella
Жанр: приключения, драма, романтика, юмор, яой, фентези
Пейринг: м/м
Рейтинг: NC-17
Размер: макси
Фендом: ориджинал
Состояние: в длительном процессе
Размещение: только с личного разрешения автора
Предупреждение: яой
Дисклеймер: все права принадлежат мне и Евгении, которая являлась моим партнером в ролевой игре. Права на ее персонажей получены :3
Саммари: Будет много крови. Много ангста. Много секса. Много любви. Много непонимания. Щепотка юмора и кусочек ясности.
Ангелы и демоны. Рай и ад.
От автора: Прошу, оставляйте комментарии! Мне ОЧЕНЬ важно Ваше мнение! Я люблю и принимаю любую критику/похвалу! Когда мне говорят о том, что и как получается, я словно наполняюсь силами и пишу дальше *_*



Пролог.

- Как кукла, — пронесся звучный голос по затворкам серой, бездушной комнаты.
- Как пустая, никому не нужная кукла, — тонкие пальцы с силой ударили о зеркало. То, кажется, чуть прогнулось, но трещины не дало. Воздух будто заполнился ледяным привкусом цинка, посреди которого веял еле уловимый запах солнца. Это самое солнце было таким скомканным, что даже самый уверенный в себе ценитель тепла не смог бы отыскать его среди груды полуночного дыма и отвращения. Отвращения к самому себе.
Костяшки пальцев вновь познакомились с поверхностью, которая отражала искаженное в злобе лицо. Тонкие черты, мягкие, явно податливые губы нежного, розоватого оттенка, челка, изрядно пропитанная потом и прилипшая замысловатым узором ко лбу. Волосы были светлыми, словно молодая пшеница, всласть наполненная светом, но сейчас, в этой маленькой, темной комнатке они казались мутными, болотными... убитыми.
Парень вздрогнул, почувствовав дрожь, которая неуловимо коснулась лопаток, а затем, вняв всему азарту этой немой игры, прокатилась по позвоночнику, уплывая куда-то в районе пяток.
На худых плечах скудно висел разодранный свитер. Он оголял локти, покрытые свежими ссадинами и алеющими синяками. Тонкие бедра кое-как позволяли зацепиться за себя истертым от старости штанам дешевого покроя из грубого, черного габардина. Пальцы на ногах сжимались от подступающего к ним холода.
- Я такой жалкий... - прошептал парень так, будто уже несколько часов рыдал навзрыд. Но этого не было. Хотелось. Хотелось сесть на краю постели и начать нещадно жалеть самого себя, но не в этот раз. Только не в этот раз.
Мутные глаза покрылись еле заметной хрустальной пленкой. Послышался тяжелый вздох и очередной удар по ни в чем не повинному зеркалу. То, наконец, поддалось, расколовшись на несколько неопрятных кусков. Они упали на пол, сверкнув серебристым отливом и разрушая эту давящую тишину своим едким, издевательским звоном.
Но для парня сейчас он был как никогда манящим. Таким родным и заботливым. Таким спасительным...
Он рухнул следом, цепляя кончиками пальцев острую поверхность и не отдергивая их, когда на них проступила кровь.
- Поранился... - губ коснулась легкая, непринужденная улыбка. Пальцы уверенно сжались на осколке. Они не дрожали. Страха не было. Сердце, казалось, билось так тихо, предвкушая неминуемую опасность.
Парень улегся на спину, закрыл глаза.
Он делал так много раз, не отдавая себе отчета в том, сколько времени порой бывает «там». И в этом волшебном «там» не было боли. Только искренние, теплые чувства. Только свет. Безудержный, бесконечный свет! Его было так много, что он заполонил все вокруг — душу, сердце, сознание! Все!
Комната заполнилась смехом. Его смехом.
А затем все резко оборвалось.
Кровь мгновенно стекла по коже, отравляя собой затхлый пол.



1 глава.
«Начало игры. Белый шаг.»



- Эй, давай, поднимайся! - прямо в лицо. — Лу, притащи воды! - куда-то в сторону.
Сона вздрогнул, с жадность проглотив воздух. Он оказался другим. Шоколад? Да, именно. У этого воздуха был вкус молочного шоколада с чуть горьковатыми орехами.
Послышались неловкие шаги и звон посуды, а затем раздраженный крик.
- Ну почему ты такой криворукий?! Ты что, только и умеешь, что отсасывать?! - это сопровождалось почти звериным рыком.
Вновь шаги, только теперь уверенные, и после них влажная тряпка, осторожно уложенная на лицо и проследовавшая вдоль щеки к ключицам.
- Ну что, пернатый, поднимайся, пока я не передумал твою задницу спасать и не разодрал тебе глотку, — надменно. Высокомерно. И, черт побери, так самоуверенно!
Сона вздрогнул, отдаленно осознавая, что он уж точно не мертв. Так не умирают. Сейчас он у кого-то дома и этот кто-то сжимает его плечи с такой силой, что потом определенно останутся ряды из синяков.
Вместе с налетом от осознания происходящего пришла и телесная боль. Все саднило и ныло, кисть правой руки невыносимо болела. Казалось, что стоит пошевелить пальцем – и ладонь вместе с ним отвалится к чертовой бабушке.
Стоп...
Пернатый?!
Парень вскочил на кровати, широко распахнув глаза. Сидящий напротив него мужчина охнул. То ли это было от неожиданного «пробуждения», то ли от того, насколько ярким и сочным был взгляд спасенного им паренька. Голубая радужка будто отражала сам Эдем, окруженный множеством невесомых облаков. Всю эту красоту обрамляли пышные, черные ресницы, которые то и дело взволнованно вздрагивали.
- А ты ничего так, — протянул спаситель, вальяжно разваливаясь на стуле, — но вот только не в моем вкусе. Не люблю я... - тонкие, белые губы исказила усмешка, позволившая разглядеть чуть заостренные зубы, — ангелов...
В комнате повисло молчание. Оно не было неловким, скорее Сона старательно собирался с мыслями.
«Какого черта...» - ментально протянул он, пытаясь отвлечься от боли в суставах и режущем чувстве около шеи.
«Я больше люблю понятие демон — звучит куда эстетичнее», - прозвучал чужеродный, но несомненно бархатный голос в его голове. В любое другое время Сона непременно бы поразмыслил над тем, насколько красивым может быть чей-то баритон, но сейчас в этом голосе было столько издевки, что он, словно потревоженная мышь, которая, поджав хвост, оказалась напротив удава, подпрыгнул на постели, неловко пошатнулся и быстро преодолел расстояние от дивана к противоположной стене.
Сейчас он, прижимая к себе черное одеяло с бардовой бахромой на краях, смог куда спокойнее оценить обстановку.
Он в чужой квартире, которая, кстати, так и искрилась своей вычурностью. Слишком много дорогого. Слишком много бахромы. Слишком много золотого и черного. Слишком по-темному и, в конце то концов, слишком по-демонически.
Если вся эта обстановка — дело рук так называемого спасителя, то Сона мог его лишь искренне пожалеть о полнейшем отсутствии вкуса. К носу вновь подступил аромат шоколада, и парень расслабился, убив в себе желание выпрыгнуть в окно и убежать как можно дальше от этой квартиры.
Несмотря на мимолетный приступ эйфории, комок, который саднил в горле, никуда не делся, а даже наоборот, начал разрастаться до немыслимых размеров. Казалось, что отдаленно блондин даже услышал скрежет о стенки глотки, сопровождающийся рвотным рефлексом. Сона напрягся, вжимая в грудь одеяло и сминая его за края, пытаясь привести себя в чувство. Нет, он был в сознании, он понимал, что с ним происходит, но будто невидимая сила тянула на дно. Она избавляла от боли, стирая с тела все свежие раны, но при этом была настолько ядовитой, черной... До дрожи в коленках. До страха, который молотом стучал в висках.
Все это время хозяин квартиры спокойно смотрел на гостя, осматривая свою добычу. Мускулы лица окаменели, они были неизменно насмешливыми и самоуверенными. Кончики длинных пальцев постукивали по широкому подлокотнику кресла, обитого бархатом и алой тесьмой. Янтарные глаза изучали, пробирали насквозь, выворачивая душу и цепляя сердце. Только сейчас Сона обратил внимание на то, что весь вид незнакомца просто кричал - ДЕМОН! Демон с матовыми, черными волосами. Демон с широкими, раскидистыми плечами. Демон.
- Почему я здесь? - наконец выдавил из себя Сона, неохотно признавая, что голос отдает хрипотой и звучит куда тише обычного.
- Нуууу, — протянул спаситель, поднимаясь и выжидающе смотря на парня, — это моя прихоть. Почуял кровь ангела, вот думаю, наверное, драка! Решил влезть, крылья размять... Показать, кто тут главный, — он повел плечом, сокращая расстояние. Подошва сапог, явно предназначенная для грунта, а не мехового ковра, нещадно долбила по мягкой поверхности, на что демон, кстати, не обращал ни малейшего внимания, — а там вместо бойни – худощавый ангел, который раскромсал себе вены, — одна рука легла на стену, ограждая Сону, лицо незнакомца оказалось довольно близко. Дыхание приобрело вкус все того же молочного шоколада, только теперь с примесью коньяка и дешевых сигарет из ларька. Сона поморщился, состроив недовольную мину, но дал мужчине договорить. Его речь себя долго ждать не заставила.
- Вот я и подумал, а почему бы хоть иногда не побыть добрым малым... Ну и приволок тебя сюда.
- Очень занимательная история, — скептически протянул Сона, скрещивая руки на груди. Одеяло упало на пол. На пареньке остались только малиновые семейники. - Тогда вот тебе моя ответная сказка — ты вмешался в мою, повторюсь, в МОЮ жизнь, в МОЕ решение. Ты, отвратный, самовлюбленный демон с самомнением выше себя самого футов на сорок, не меньше... а теперь еще и припереть к стенке вздумал, — взгляд Соны опустился на пальцы собственных ног, затем вновь поднялся, с вызовом глядя ровно в холодный, глубокий янтарь, — ненавижу таких, как вы. Ненавижу демонов.
Вышеупомянутый демон хотел было возразить насчет того, кто и как тут подперся, но, поняв, что сейчас произойдет, с самодовольной усмешкой умело отскочил в сторону, готовя ментальный барьер.
Хрупкое, изнеможенное тело начало менять свой вид. Из-за спины вырвался ворох перьев, хороводом сложившийся вдоль пола. По форме они напоминали гусиные, на деле же были чуть прозрачными, словно матовое стекло с еле уловимым, небесным сиянием. Глаза заполнил золотистый свет, из копны волос медленно проступил белесый пух. Разрывая рамки дозволенного, ломая последние эдемовы печати, скованная в кольцо над головой энергия рванула наружу, образуя нечто, похожее на множество живых огоньков.
«Словно Млечный Путь», - пронеслось в голове демона – и мгновенно угасло, когда он заметил стигматы, ровными линиями появляющиеся на кисти ангела. Божественная кровь узкой струей очертила пальцы и с тонким шорохом окрасила собой пол.
Перед ним стоял уже не недалекий ангел-подросток, а...
- Архангел! Вот блять! - ругнулся демон, стараясь унять дрожь в коленках. Это было не от страха, а от немого предвкушения. Как давно он не ломал крылья этим пернатым! Как давно он не раздирал их сущности, оставляя только клочки воспоминаний! Как давно он не поедал этот ненавистный свет своей бесконечной мглой!
«Убью тебя». - Отчетливо проговорил Сона в мыслях, точно зная, что демон непременно услышит. Кривая усмешка на бледных губах подтвердила догадку.
«Посмотрим, кто кого, гаденыш!» - тут же послышалось в ответ.
Ненависть, которой пропиталась вся фигура мужчины, тут же заполнила самого Сону. Эмпатические способности отказывались подчиняться, словно губка улавливая каждую соринку гнева, неосторожно сорванную с сознания демона. Да, он действительно ненавидел свет, ненавидел ангелов — проще говоря, все то, чем являлся сам Сона. Ненавидел до мозга костей, самим нутром, даже не осознавая, насколько непреодолимой и слепой ненавистью. Рефлекторно, почти генетически. Определенно, ненавидел.
Сона атаковал, не дожидаясь, пока демон успеет сделать хоть какой-то шаг — он запел. Размеренно, тихо, не роняя каждое слово, а вдумчиво отпуская его в свободный, еле заметный полет. Веки опустились, ресницы нетерпеливо вздрогнули.
Демон резко отшатнулся, перекатился, оскалился. Звучный, высокий голос словно плитой в несколько тонн сжал легкие, перекрывая доступ кислорода. Вся черная защита исходила криком и трещала по швам.
«Хоть в чем-то мы схожи, — прошипел демон на краю чужого сознания, — я тоже хочу убить тебя...» - его губы расползались в очередной усмешке, обнажая клыки. Глаза мерцали, зрачок был пустым и уже, вроде, вертикальным.
Крылья ангела сбили элементы многострадальной обстановки, и демон нехотя отметил, что в собственной квартире ему вновь не удастся пожить спокойно. Ваза из какого-то там века (он не вдавался в подробности), украшенная росписью именитого художника, с жалобным дребезгом разбилась о пол, предварительно отскочив на несколько метров. Размах крыльев и правда внушал уважение, но не более того.
Демон читал парня, ощущая, как затапливает ангела ненависть к нему. Такая тягучая, с дряхлым наростом из того, что, гнусавя, внушали далекие предки.
«Я демон, милый, так что я ненавижу тебя так же... Выбью из тебя всю твою ангельскую душу... Отправлю в ад».
Он искренне наслаждался перспективой кровавого убийства ангела. Мутило по-прежнему, он уже почти не дышал, но чисто демоническая сущность не давала ему возможности поддаться боли. Хотелось забыть все и убить всех. Демон почувствовал, как губы вновь растягиваются в жестокую кривую ухмылку.
Это была уже не ненависть - это была жажда. Сейчас, под прямой атакой света, мужчина вновь чувствовал себя демоном в полном смысле этого слова. Его тьма, раздраженная подобной райской наглостью, теребилась в венах, раззадоривая, будоража, выворачивая наизнанку и позволяя, несмотря на сдавленное противником горло, дышать по-настоящему свободно.
Когти, клыки, полный размах крыльев, чешуя, зубчатый тонкий хвост - весь антураж, который не появлялся черт знает сколько времени, с легкостью вырвался наружу. Каждое слово песни ангела отзывалось уже не болью - хотя ее хватало — а яростной радостью. Демон со всей возможной ясностью оценил то, насколько ему этого не хватало.
- Это даже лучше, чем секс, — без доли сарказма прорычал он, одним резким движением подлетая к ангелу и пробивая тонкий живот своими когтями. Насквозь.
Песня оборвалась. Сона вздрогнул, зрачки расширились, потеряв ласковое, золотистое солнце. Демон с силой вжал блондина в стену, смакуя каждую секунду, что он касался ангела. Это жгло. Это наполняло силами. Это напоминало о жизни.
Убивать его не хотелось - демон понял это только тогда, когда украшенные металлической вязью руки, его собственные руки, задымились от выплеснувшейся на них крови.
- Эй, ангелочек! Хочется попробовать тебя на вкус... Наверное, ты сладкий, - демон расхохотался. Голос его поменялся окончательно, не оставив ничего от бархатного человеческого обличья. Он был жестким и резким, отдавал сталью. - Ну что, не хочешь умирать? Ответь мне, ангел!
На какое-то мгновение Соне показалось, что его мир скукожился до размера этих отвратных, чужих глаз, но затем, услышав слова, язвой отдающие в ухе, он улыбнулся, отвечая ментально, потому что на обычную речь сил уже не хватало — тонкая кожа губ лопнула, окрасив их в красный цвет. Синяки под глазами стали куда выразительней.
«Ты нашел меня с перерезанными венами... Как ты думаешь, хочу ли я жить? - он выдержал пару секунд молчания, позволяя собеседнику в полной мере осмыслить «сказанное», а затем продолжил: - Я умру, но уж точно не от твоих лап».
Пальцы сжались на руке демона. Весь мир померк, а затем, будто затянутый в могильное полотно, он начал рваться на куски, и сквозь прорехи ручьем побежал свет. Такой невыносимо яркий, что демон не выдержал и закрыл глаза. Он встряхнул рукой, ангела рядом не было. Он вообще ничего не чувствовал. Ни единого звука. Ни единого запаха.
- Ментальная атака, поганец, — ядовито прошипел он, сжимая от злости губы, но даже в этом, казалось бы, ненавистном жесте, читалось предвкушение очередного раунда занимательной игры.
Свет обрушился на демона густым, непроницаемым слоем, новый, невиданный ранее мир надавил всей своей сущностью, проникая в глубь тела и вновь сжимая своими цепкими лапами горло.
Сочная трава встрепенулась, поднимаясь вверх и затягивая тугими "цепями" тело демона.
Боль. Темнота. Пустота.
Страх. Ярость. Недоумение.
Тепло. Свет. НЕНАВИСТЬ.
Секунды ушли у демона на то, чтобы понять, где и как он очутился. Еще мгновения - потратить на тотальную невозможность даже шевельнуться. В промежутки между хриплыми, вырывающимися из горла вздохами демон неотрывно следил за ангелом, инстинктивно вздрагивая от касания чистой, божественной крови, которой была усыпана трава, обволакивающая его с ног до головы, а затем, словно юродивая тварь, прочно окольцовывая. Страха, который накрыл его буквально на удар сердца, не было. Он понимал, что его прежнего больше не будет независимо от исхода боя. Наставник говорил, что света боятся лишь однажды. Забавно, но именно в такие моменты ученик вспоминает своего учителя.
Тонкий хвост остервенело мел по зеленой траве, вырывая ее с корнем и не в силах остановиться. Наконец, сущность демона, сущность тьмы, смогла пересилить оцепенение света.
Медленно демон чувствовал, как тело вновь подчиняется ему. Вместе с этим, он успокаивался. Ненависть не к ангелу конкретно, а к свету в целом оставалась огнем в его груди, но теперь он не позволял ей властвовать.
- Этот мир... твое сознание, не так ли?
- Да, — Сона кивнул и облегченно выдохнул. Рана на животе, да и все остальные, помимо той, что была на запястье, затянулись, оставив после себя только легкий привкус горечи. Ангел взмахнул крыльями, поток из густого ветра рванул вдоль поля и исчез в бесконечном просторе из соприкасающихся зелено-голубых плоскостей. Трава и небо. Бесподобно чистые. Бесподобно лживые. Бесподобно свои и бесподобно чужие. Ненастоящие. Картонные. Но, черт побери, такие желанные.
На какое-то время ангел позабыл о госте, с неконтролируемым восторгом внимая отзвукам ветра, который щекотал плечи и попеременно заигрывал то с кончиками губ, то с копной светлых волос.
- Тебе не выбраться, — ровно прошептал Сона, подойдя к демону поближе, — отсюда никто не сможет уйти. — Он присел на колени, наклоняясь над демоном и пропуская свои пальцы сквозь водопад чужих черных волос, продолжил уже мысленно: «Обычный демон не способен выдержать атаку архангела. Тебе стоило бы отнестись ко мне серьезней и оставить валяться посреди того узкого коридора...»
Демон, не в силах больше сдерживаться, рванулся вперед, опрокидывая Сону на траву. Та податливо смялась под грузом двух тел, не желая сопротивляться.
Хотелось увидеть удивление, ненависть, страсть - что угодно. Любую эмоцию. Мысленная фраза хлестнула едва ли не сильнее, если бы была произнесена вслух. Он расправил крылья, игнорируя оставшиеся на них клочки зелени, почувствовал, как скатились плечу растрепанные волосы. Впился в губы ангела жестоко, яростно, поцелуем сметая к чертовой матери всю ментальную защиту парня. Демон хотел, хотел больше всего, чтобы создание бога сейчас почувствовало тьму, всю тьму самого демона.
В глазах ангела читалось удивление и страх.
В глазах демона читалась неоспоримая победа.
«А что, если демон необычный? А что, если это ты не отнесся ко мне серьезно?!»
Демон усилил напор своей сущности, потому как мир ангела еще сопротивлялся. «Прими меня». Что-то начало поддаваться, но последняя мысль стала откровением для самого демона. Явно нужно было прикупить пару книг по психоанализу.
«А ты пряный... Я думал, ангелы сладкие», - с издевкой сообщил он.
Ангел, вопреки любому здравому смыслу, не мог понять, что сейчас произошло. Его защита, его атака, казавшаяся мгновение назад более чем успешной, его мир, в конце-то концов, был сломлен этой недалекой ящерицей! Такого просто не могло быть.
Такого...
Демон отступил резко, и Сона с жадностью впустил в легкие потоки воздуха. На влажных, чуть покрасневших губах ангела остался сладкий привкус горького шоколада.


@темы: NC-17, Ориджинал, Фанфикшн, Яой

Комментарии
2011-02-13 в 15:28 

Sumomo Black
Мой мир, мой капслок! (с)
Воу! Очень даже неплохо. Давно я про ангелов ничего не читала.
А вообще, я удивлена, что ты такое написала. Я думала ты больше не пишешь .__.

2011-02-13 в 15:44 

Haru.Oro
И все же нет никакого рая... На краю земли вообще ничего нет...
Sumomo Black
какое "такое"?
И, даже если я долго не писала, это не значит, что я разучилась.

2011-02-13 в 16:30 

Sumomo Black
Мой мир, мой капслок! (с)
Оу~ я тебя обидела? Я же не говорю, что ты разучилась. Я говорю, что удивлена, что ты все еще пишешь.

2011-02-13 в 16:43 

Haru.Oro
И все же нет никакого рая... На краю земли вообще ничего нет...
Sumomo Black
Нет, не обидела. Отвечаю как есть.
На мой вопрос ты, кстати, так и не ответила
И я не писала по своим причинам, так что логичней убрать "все еще". Я не старушка, которая все еще пропалывает огород.

2011-02-13 в 16:44 

Нейн_Руж [DELETED user]
Sumomo Black , а я не понимаю что в этом удивительного? оО

2011-02-13 в 19:01 

Sumomo Black
Мой мир, мой капслок! (с)
Ох, я уже вообще жалею, что что-то написала.
Peggy-Boo, просто все кого я знала, кто писал, давно уже не пишет. Та что как-то так.
какое "такое"?
На мой взгляд оно несколько отличается от того, что ты писала ранее.

2011-02-13 в 19:49 

Haru.Oro
И все же нет никакого рая... На краю земли вообще ничего нет...
Sumomo Black
Чем отличается?

     

SEED FanFiction

главная