Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:44 

Как заставить ненавидеть, 5 глава.

Милая, успокойся. Сейчас я размажу его по стенке и приду (c)
Название: Как заставить ненавидеть.
Глава: 5.
Автор: Daidik.
Бета: VIK-san.
Пейринг: Зецу/Киба.
Жанр: ангст.
Рейтинг: NC-17.
Предупреждение 1: людоедство, ООС, АУ, мистика, deathfik, darkfik, много крови, насилие, жестокость, ненормативная лексика, элементы BDSM.
Предупреждение 2: Итачи Учиха и Итати Утиха - два разных человека.
Дисклеймер: отказываюсь.
Саммари: Итачи предал Акацуки, после чего повесился. Но Акацуки не прощают предателей, их месть переключается на его младшего брата, Учиху Саске.
Размер: макси.
Состояние: в процессе.
Размещение: с разрешения.
От автора: пора раскрыть некоторые вещи.
P. S. Извиняюсь за такую большую задержку, такого больше не повторится.

www.diary.ru/~Fanfiki/p81895102.htm#more1 - первая.
www.diary.ru/~Fanfiki/p82111492.htm - вторая.
www.diary.ru/~Fanfiki/p82470034.htm#more2 - третья.
www.diary.ru/~Fanfiki/p82645187.htm#more2 - четвертая.

Просто нажать на кнопку порой бывает очень трудно. Просто нажать, чтобы стать тем единственным свидетелем, которому никогда не поверят. Просто включив громкую связь.
- Я не хотел, - говоривший явно плакал. - Я правда не хотел этого делать. Просто я упустил тот момент, когда стал НЕ человеком. Пожалуйста, поторопись. Если ты не успеешь, они сделают из него тоже. Приходи на дальнее кладбище. Не прошу, умоляю! Поторопись, пока не стало слишком поздно.
Саске стал торопливо собираться. Он рискнет, пока ему готовы хоть что-то рассказать.
На месте встречи уже ждали. Мужчина держал на руках подростка, тот был уже мертв.
- Спасибо, - у мужчины были опухшие глаза: от слез. - Я уже и могилу вырыл… Но это должен сделать ты.
- Что сделать?!
- Положить и закопать… - мужчина передал свою ношу Саске.
- Гаара?
- Да, кажется, так его звали.
Учиха осторожно положил Собаку на дно ямы, тот был во всем белом. Значит, переодели. Потихоньку горсти земли засыпали тело Гаары. Гаары, который являлся злейшим врагом полшколы, и в тоже время самым видным авторитетом.
Водрузив на могилу крест, сделанный на скорую руку, Саске вытер пот с лица и посмотрел на небо.
- Надо помолиться.
- Надо, - чуть слышно. - Конечно надо.
Закончив церемонию, Учиха уже хотел расспросить мужчину, но тот вдруг схватился руками за голову и побежал в неизвестном направлении.
Саске так и не узнал столь желанные ответы, а мужчина снова стал Хиданом, профессиональным убийцей, которого называют Альбинос.
***
Гай-сенсей шел к кабинету директора. Больше ждать не было смысла. Он шел, переступив через себя, свою гордость. Он думал, что так не должно быть. Дети не должны ненавидеть тех, кто не похож на них, на их прототипы. Нельзя подделать всех под одну копирку. Нельзя, а они говорят, что можно. Они много чего говорят, смотря на все будто сквозь пальцы. За повседневной суетой не замечаешь, что являешься индивидуалом, неповторимой личностью. Гай-сенсей пытался, пытался что-нибудь донести. Хоть капельку, хоть крошечку такого понятия как человек.
Он много раз говорил про нравственность, про вред алкоголя и сигарет, и все ему поддакивали и, положа руку на сердце, обещали прислушаться. А тем же вечером Гай-сенсей встречал какую-нибудь пьяно-обкуренную компанию, в которую обязательно входили его ученики. И как после этого верить? А он верил, смотря в их потухшие глаза. Понимал, что говорят правду: просто уже слишком поздно что-либо изменить.
Постучавшись, он ждал привычного:
- Войдите, Майто Гай.
- И все-таки, как вы узнаете, кто стоит за дверью?
- У вас шаги с особенным отстукиванием, - она никогда не скажет ему правду. Не скажет, что за время этой странной влюбленности она научилась узнавать его по запаху, по этому странному запаху какого-то дешевого одеколона.
- А у меня тут к вам дело, - Гай сел на свободный стул.
Цунаде задумчиво смотрела в окно. Он ни разу не обращал на нее внимание как на женщину: только директор, только гребаный директор за деревянным столом.
- Я бы хотел взять Саске и Наруто на соревнования, но вы знаете, что без разрешения директора...
- Да плевать на все это я хотела! - знала, что сорвалась. - Что за идиот придумал такую профессию, как директор? - успокоиться, надо успокоиться. - Я устала, Гай, я очень устала. Все я напишу, только иди уж, - Цунаде была благодарна широкому столу: за ним ведь не видно с силой сжатых пальцев и помятой фотографии.
Гай-сенсей ушел, немного удивляясь срыву такой всегда спокойной женщины. А Тцунаде дала волю слезам. Невозможно скрывать очевидного: она всё ещё любила его. Безумно любила. Нераздельной любовью.
***
Мадара был в бешенстве: Альбинос вышел из под контроля. Пусть ненадолго, но вышел. Вышел! Только благодаря Пейну удалось спасти ситуацию. Мало того, что он не получил дозу, так еще и очень важного человека мог потерять.
- Ты наказан! - Мадара очень редко срывался на крик. - Придется отклониться от плана, а я этого не люблю. Ящер, пробудись, настало твое время.
Пейн в испуге поднял глаза: Мадара не должен был, он обещал. Но из-за потери сил Пейн не мог даже говорить, а в темноте уже появилась темная фигура Ящера. Темная фигура абсолютного безумца.
***
Саске даже не удивился, когда в класс вошел Гаара. И уже не было так страшно. Собаку пожал руку Нейджи, чмокнул Сакуру в щечку, дал подзатыльник Кибе и сел на свою парту.
- Что ты себе позволяешь?! А, Гаара? - Тентен хрустнула пальцами. - Совсем страх потерял?
- Я не боюсь твоих угроз. А твой… кхм… друг, что ли сам не может за себя постоять?
Тентен с силой сжала зубы. Чоджи сунул Тен пачку с чипсами, а Киба похлопал ее по плечу.
Друзья детства. Жили и живут в одном доме. Боевая Тентен не могла играть с девочками, а мальчики не принимали. С ранимыми же Кибой и Чоджи было всё наоборот. Так и образовалась их компания. Такахаши учила друзей драться, а те ее шить и готовить. Взаимная помощь. Помощь настоящих друзей.
Саске осторожно придвинул стул к их парте. На него устремились удивленные взгляды.
- Я понимаю, вы ко мне не очень, но вам точно Гаара не кажется странным?
- С такими, как ты, я не разговариваю, - бросила девушка.
- Да такой же он бездушный ублюдок, как и был, - плюнул Киба. - А ты лучше иди на свое место, - Инузука немного брезгливо посмотрел на Учиху.
- Он никогда не изменится, - Чоджи запихнул в рот пару печенек. - А ты, правда, иди.
Саске отодвинул стул на место. Опять, опять не вышло.
***
Кимимару щелкал по кнопкам телефона.
- Алло, это Учиха Саске? Кто это? Потом объясню. Но я ничего тебе плохого не сделаю. Мне надо поговорить с тобой о Собаку Гааре, - на том конце провода наступила тишина, но уже через десять секунд ему задали вопрос "где?". - В центре метро станции Гинза в четыре, - Кимимару нажал на сброс. Он должен сегодня понять.
***
Он скользил, как тень по переулкам, оставляя метки на домах. Он появлялся редко. Но если появлялся, так уж наверняка. У него не было ничего, кроме цели, да и то не его. Он программировался под хозяина, кем бы он ни был.
Он ещё помнит свое прошлое. Помнит маленькую девочку и женщину в платье в горошек. Помнит путешествия и фотографии, на которых запечатлены лучшие моменты его жизни. И как всей семьей справляли праздники и пели песни под гитару. А потом вдруг появился Мадара и "перепрограммировал" его. А он помнит крики ужаса и заплаканные глаза маленькой девочки и женщины в платье в горошек….
Он получил имя - Ящер. Но ему больше нравилось - Зецу. Зецу - более резче, грубее. Зецу - подходящее имя для машины.
Он скользил, словно призрак, по небольшим переулкам, помечая дома.
***
Киба, Чоджи и Тентен сидели в парке на лавочке. В воздухе хозяйничал холодный ветер, а под ногами шелестела листва. Эта лавочка была местом их первой встречи. Только тут они могли быть сами собой - боевая Тентен и ранимые Чоджи с Кибой. Иногда надо вот так сидеть, просто сидеть и смотреть на осенний пейзаж, выдержанный в красно-желтых тонах.
Тентен не успела понять, когда ее шеи коснулась проволока. Она впилась в кожу чуть выше ключиц - место обеспечения кислорода. Единственное, что успела сделать девушка, прежде чем вырубится от удара в челюсть, схватиться пальцами за эту проволоку, чтобы окончательно не задохнуться.
- Советую следовать за мной, - голос не требовал возражений.
Киба и Чоджи как во сне последовали за мужчиной в длинном черном плаще, у которого на плече лежала Тентен.
Шли в полной тишине. Шли через старый квартал, грязный и заброшенный. Постукивание каблуков ботинок "нагнетало ощущение страха" (навевало страх). Тот страх, который, ни с того, ни с сего, вдруг появляется в твоем сознании. Появляется, и все действия притупляются: ты просто идешь. Даже такой простой идеи, как позвонить или позвать на помощь, не возникло в вмиг опустевшей голове. Сейчас для Кибы и Чоджи существовала лишь одна вещь - Тентен в опасности.
Это был склад. Заброшенный склад. Здание, в которое вошел Зецу. Гнилые ступени так и норовили провалиться под тяжелым шагом. В помещении, которое выбрал Ящер, было сыро и прохладно. Когда-то его использовали как холодильник. Мужчина расправил руки, и Тен полетела вниз. С глухим стуком тело девушки упало на пол. Из пореза потекла кровь. Киба хотел рвануть к подруге, но рука в кожаной перчатке схватила его за ворот рубашки. Язык Зецу скользнул по шее и скуле Инузуки. Длинные пальцы с какой-то аристократичностью начали расстегивать пуговицы. Ящер прижимал Кибу к себе со спины, а Киба в свою очередь не понимал, откуда взялась эта тягучесть внизу живота?
Чоджи смотрел то на мужчину с Инудзукой, то на Тентен. Только сейчас он осознал, что его ноги скованы цепями: Ящер всё предусмотрел. Если он хорошо справится, ему разрешат немного пожить. Он слишком долго спал.
Кибе нравилось, когда этот мужчина вел языком по торсу. И Кибе было страшно от ощущений собственного тела. Хотелось задохнуться под этими непривычными ласками. Хотелось, и это пугало больше всего.
- Ложись, - Инузука не знал, кто этот человек, но его голос был спокоен, немного грубоват и с приятным тембром.
- Куда? - охрипшим голосом спросил парень.
Мужчина снял плащ и постелил на полу. Теперь Киба мог рассмотреть его: черные волосы, не доходившие до плеч, были нелепо разбросаны, но именно под этот тип лица, немного удлиненного и заостренного, такая прическа подходила больше всего*. Глазам стоило уделить особое внимание: один был больше другого и желтого цвета, второй был черным и в узком глазу смотрелся как уголек. Нос с небольшим бугорком, но прямой, чуть пухловатые потрескавшиеся губы. Высокая шея и заостренные ключицы. По всему можно было судить, что у него благородная кровь и очень красивая внешность.
Он был чуть выше Кибы, где-то в районе ста восьмидесяти сантиметров.
- Ложись, - и Киба, загипнотизированный этим голосом, лег.
Руки сами собой раскинулись по сторонам, а ноги согнулись в коленях. Две широкие ладони легли на оба колена и расставили их в разные стороны.
-Так лучше…
Пряжка ремня звякнула.
-Мешает.
Штаны припустились до колен, пальцы скользнули в трусы.
- Главное - не бойся... - Киба уже успел влюбиться в этот голос.

Для справки и чтобы дальше было проще: * - Зецу умеет создавать иллюзию. Она настолько реалистична, что можно к ней даже прикоснуться. Но эта настолько мощная иллюзия отнимает очень много энергии, поэтому лучше ее применять не более, чем на двух человек.
***
Он узнал его сразу же. По этому выражению отчужденности. В это время в метро мало народу: никто не помешает. Саске остановился и огляделся по сторонам. Он немного вздрогнул, когда его резко развернули.
-Присядем?
Человек был ниже Саске ростом, хоть и старше его, с исхудавшим лицом и мешками под глазами.
"Наркоман?!" - пронеслось в голове Учихи. Они сели в самый конец на двуместную скамейку.
- Так о чем, - Кимимару достал какой-то листок из кармана. - Ты хотел со мной поговорить?
- Прочти.
Саске с недоверием взял листок в руки и развернул его. Пробежавшись глазами по строчкам, Учиха бросил недоуменный взгляд на Кимимару.
- Внимательно читай.
Саске было трудно поверить, что его одноклассники зашли так далеко. Он прочитал это письмо, наверное, раз десять и успел выучить его наизусть.
"Кимимару,
Мы, десятый класс - F, просим тебя об услуге. Пока что только просим. Для тебя работа неновая, так что справишься. Твоя задача предельно проста - дать понять людям, что им пора убраться отсюда. Их всего двое - Узумаки Наруто, сын Намикадзе Минато, и Учиха Саске, наследник всего предприятия Учих. Как видишь, жертвы попались "птицы высокого полета", но мы надеемся, что ты справишься. Если с первого раза не поймут, объясни по пальцам, как ты это обычно делаешь. И, запомни, так просто тебе не отвертеться.
С уважением, Собаку Гаара."
- Я пытался противиться, но он стал угрожать. А угрожать он, сволочь, ещё как умеет. Но сегодня это был не он, - Саске, наконец, прислушался. - Я просто не мог спутать того Гаару и этого - слишком велика разница.
- Ты помнишь?!
- Что именно?
- Что Гаара был другим?
- Ну, да.
- Тогда, нам с тобой крупно повезло. А почему, кстати, ты решил позвонить мне?
Кими неопределенно пожал плечами:
- Подумал, что ты являешься центром.
- Не знаю, кем я там являюсь, но мне нужно много чего тебе рассказать. Но предупреждаю, я сам до конца ничего не понимаю. Начну, пожалуй, с самого начала. А точнее, со смерти моего старшего брата.
***
Слишком хорошо. Киба понял, что находиться с Зецу - слишком хорошо. Забылась и тяжело дышавшая Тентен, и пытавшийся освободиться Чоджи, всё забылось. Остались лишь умелые руки и прохладный язык Зецу.
Ящер провел подушечками пальцев по животу Кибы, обвел пупок. Осторожно поцеловав мошонку, Зецу обхватил губами головку. Цепочкой поцелуев прошелся по всей длине члена. Вобрал в рот и стал невыносимо медленно спускаться вниз. Мягкие губы скользили по плоти, посасывая, пробуя, запоминая. Было ощущение, что тебя полностью поглотили, до последней клеточки.
Киба уже не мог судорожно прокусывать край губы, до боли сжимать пальцы. Ведь все забылись. Можно.
Этот прерывистый стон легкими покалываниями затронул слух. Зецу ещё пару раз скользнул вокруг головки и, протягивая струйку слюны, откинул голову назад, как-то устало зажмурившись. Несколько минут царила полная тишина, нарушаемая только тяжелым дыханием. На самом деле не было тихо: просто за звуконепроницаемыми прозрачными стенками хранилась реальность, а тут - мир наслаждения и грез. За звуконепроницаемыми прозрачными стенками кричал Чоджи, который не успевал стирать с лица бегущие слезы, еле стояла на ногах Тентен, у которой всё расплывалось перед глазами, и она не могла порвать цепь.
Но Киба не видел, что Ящер - это не Зецу, не видел реальность за этой прозрачной стеной. Да и как можно было видеть, когда по все ещё возбужденному члену снова прошлись пальцы. Когда невесомые, но чувственные прикосновения довели до оргазма - хотелось всего, но не видеть. Зецу наклонился к лицу Инузуки, мальчик чуть приоткрыл глаза. Ящер заправил влажную прядь волос, упавшую на глаза Кибы за его ухо, и провел большим пальцем по лбу.
- Я тебя поцелую, - это была не просьба, и не приказ. Что-то вполне существенное.
Мальчик кивнул, просто чтобы показать: понял.
Наклонившись к самому лицу Инузуки, Зецу потерся кончиком носа о его губы. Киба приоткрыл рот, и мужчина, чуть приподнявшись, проник языком внутрь. Киба даже позволил себе обхватить руками шею Зецу и вплестись пальцами в его волосы. Юркий язычок исследовал весь рот, периодически прерываясь, но потом снова возвращаясь к своему занятию.
Ящер долго спал. И очень проголодался. Видеть так близко с собой еду было невыносимо. Поэтому, выждав момент между перепрограммированиями, Ящер снова воспользовался поцелуем, используя его, как наиболее быстрый способ добирания до цели. Язык подростка был весьма вкусным лакомством - он помнит. Выпустив, наконец, ожидающие не один год зубы, Ящер откусил кончик языка.
Киба широко раскрыл глаза: боль и какое-то зеленое чудовище над ним дали ему ощутить реальность. Кровь быстро заполняла рот, и отплевываться не было смысла. Киба не раз прикусывал себе в детстве язык, но это можно было стерпеть, а тут... Было ощущение, что всю челюсть раздробили на кусочки, и сейчас острые косточки впиваются в щеки, разрывая. По телу как будто пустили мотки колючей проволоки, она была особо сильно натянута на горле, и разряды электрического тока били по нервам, отключая, давая приказ - прекратить работу. Сердце забилось часто-часто, то ли от отчаяния, то ли от большой потери крови.
В этих карих глазах недавно плескалась жизнь, азарт, возбуждение. Сейчас в них не было даже страха. Ящер маниакально облизывал пальцы со сгустками крови. Еда. Он так долго не ел.
Левый глаз стал еще больше, а зрачок отодвинулся на задний план, предоставляя место радужке ярко-желтого цвета. Ящер разорвал пасть: так удобнее до всего добираться. Для начала он стал искать мозговую кость, его любимую закуску. Обсасывал долго, вместе с тонкими жилками мозга и мяса, с удовольствием. Ел с хрустом, с придыханием, пытаясь продлить момент первой закуски.
Где-то была отвертка, он точно ее брал. Отвертку используют не только как строительный инструмент. Вот она, с тяжелой металлической ручкой черного цвета, наточенная, прямая, как стержень, и широкая, сантиметра два точно будет. Отвертка Ящера - не строительный инструмент.
Попробовать стоит на чем-то мягком. Язык подойдет. Ящер отрезал его под самый корень: у лакомства нельзя терять ни кусочка. Положить на тонкую ткань, чтоб не пропало.
Теперь следующий этап: основное блюдо. Кожа была ещё теплой - Киба умер не так давно - с приятным оттенком загара. Проведя с какой-то любовью тыльной стороной ладони по правому боку юноши, Ящер перехватил удобней отвертку. Его научили делать аккуратные разрезы, чтобы не портить. Он узнал всё об этом искусстве. Поэтому, разрезая кожу в районе от пупка до бедра, он был осторожен. Чтобы достать печень, нужны умелые руки. Она скользкая, темно-коричневого цвета и на вкус просто превосходна.
Но Ящер помнил: делу - время, потехе - час. За тонкими стенками еще были живы: нельзя, недопустимо. От них надо быстро избавиться: Ящер еще не наелся. В противоположной стене был огромный вентиляционный винт, Зецу ухмыльнулся. Задав новую программу, он опустил стенки и включил винт. От долгой не работы винт заржавел и двигался медленно и со скрипом, но с каждой секундой набирая все более и более быструю скорость. И вот уже лопасти образуют непрерывный поток.
- Кто вы? - Тентен понимала, что это был тупой вопрос, просто почему-то в голосу пришло именно это.
- Машина, - Ящер взял девушку за запястье.
- Нет, нет... Такого же, не может быть...
В планы Зецу не входило выслушивать бред девчонки, у которой явно повредилась психика. Перехватив руку Тентен поудобней, Ящер швырнул ее в винт. Нужный эффект был достигнут: тело разорвало лопастями, ошметки бесформенными кусками свисали вниз, а стена и пол были забрызганы кровью.
С последним Ящер решил не церемониться. К тому же Чоджи сам распластался на полу и что-то бормотал. Снова перепрограммировав свое тело, Ящер размозжил голову Акимичи. Такой способ убийства был грязен для Зецу, но теперь он сможет поесть. Стряхнув с ботинка размазанный мозг, Ящер направился к осторожно оставленным им печени и языку Кибы.
Утверждение: Мадара будет доволен.
А если Мадара будет доволен, ему дадут пожить.
Продолжение следует….

@темы: NC-17, Ангст, Наруто, Фанфикшн, Яой

Комментарии
2009-11-23 в 17:37 

Sumomo Black
Мой мир, мой капслок! (с)
Знаете, с каждой главой ваши пейринги все не предсказуемей^^

2009-11-23 в 17:57 

Милая, успокойся. Сейчас я размажу его по стенке и приду (c)
Автор любит нестандартные пейринги ^_^С этим, увы, придется смирться. А сам фанф то ничего? А то хочется совершенствоваться, а более-менее нормальной критики никто не дает.

2009-11-23 в 18:18 

Sumomo Black
Мой мир, мой капслок! (с)
Идея мне нравится)) Стиль написания тоже не плох, но есть куда расти

2009-11-23 в 21:11 

Милая, успокойся. Сейчас я размажу его по стенке и приду (c)
Sumomo Black, да я знаю, что учиться мне еще и учится. Но это одна из моих лучших работ. Спасибо за теплые слова)))

   

SEED FanFiction

главная